Зов Пустоты, Феномен Высокого Места и древние приматы


Вчера утром я задал подписчикам своего канала довольно странный вопрос: “бывало ли у вас, что подойдя к краю крыши или обрыва на пару мгновений у вас появлялось странное желание прыгнуть вниз?”. И около 80% опрошенных ответили, что бывало.
Когда-то я думал, что я один такой, и всерьез боялся, что с моей головой что-то не так. Потом я узнал, что у большинства моих знакомых при приближении к обрывам и пропастям тоже были такие мысли. Они тоже длились всего пару мгновений и ничем не были подкреплены (и у меня, и у моих знакомых, все в жизни было более-менее хорошо), тогда я начал копаться в этой теме.Оказалось, что эти секундные самоуничтожительные и иррациональные мысли уже давно были замечены. Так как психология появилась относительно недавно, то первыми на них обратили внимание писатели.




Эдгар Аллан По, еще в 1845-ом году, описал это явление в рассказе Бес Противоречия: «Мы стоим на краю пропасти. Мы глядим в бездну — у нас кружится голова — нам дурно. Наше первое движение отступить от опасности. Непонятным образом мы остаемся. Среди страстей нет страсти более дьявольской и более нетерпеливой, чем та, которую испытывает человек, когда, содрогаясь над пропастью, он хочет броситься вниз. Позволить себе, хотя бы на одно мгновенье, думать, — означает неминуемую гибель; ибо размышление велит нам воздержаться, и потому-то, говорю я, мы не можем».

Позже, в 1943-ем году, подобные мысли описал Жан-Поль Сартр в книге Бытие или Ничто: «Страх возникает не от того, что я могу упасть в пропасть, а от того, что я могу в нее броситься». Он даже дал имя этому феномену — L’appel du vide, что с французского переводится как «Зов Пустоты». И, конечно же, нельзя не вспомнить Фридриха Ницше с его известным «если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя».



Если писатели прошлого связывают эти мысли с суицидом и романтизируют их, то современная наука нашла этому объяснение. Психологи из Университета Флориды изучили данное явление на 431 студенте и обнаружили, что более трети опрошенных с ним сталкивались. При этом, более половины из столкнувшихся никогда даже и не думали о суициде. Они пришли к выводу, что подойдя к краю пропасти, у нас мгновенно срабатывает механизм самосохранения, и мы делаем шаг назад так быстро, что даже не успеваем осознать этого. Это случается, даже когда никакой опасности и нет вовсе, например когда между нами и пропастью есть ограждение. Затем, когда уже никакой опасности нет, мозг начинает анализировать, почему мы стояли у края пропасти, и приходит к самому очевидному выводу — мы хотели прыгнуть вниз. И чем чувствительнее человек к физическим проявления тревожности, тем выше шанс такого поведения. Ученые назвали это High Place Phenomenon — Феномен Высокого Места.
У антропологов есть своя версия. Они считают, что это просто поведенческий рудимент, который достался нам от дальних предков. Древние приматы, от которых произошли современные люди, много времени проводили на деревьях, перепрыгивая с ветки на ветку. По мнению антропологов, наше странное желание наклониться вперед и прыгнуть с высоты это и есть тот самый предпрыжковый рефлекс древних приматов, и не более того. Он словно зубы мудрости — все еще существуют, но уже не нужны.
Кто в итоге прав — писатели, психологи или антропологи? Не знаю, может быть есть правда в словах каждого из них.

<<< Склеить Разбитое Сердце

2 месяца ago

Добавить комментарий