Выпуск Седьмой: Об альтруизме и его эгоистичных предпосылках

Последние несколько десятилетий в обществе насаживается и поощряется альтруизм. Паблики в соцсетях чередуют подборки самых милых котиков с красивыми историями о том, как это круто — делать добрые дела, не ожидая ничего взамен. Альтруизмом считают бескорыстную заботу о благополучии других и противопоставляют его эгоизму. Но если вдуматься, то большая часть действий, которые считаются альтруистическими, таковыми не являются, и люди совершают их, следуя своим меркантильным интересам. Не верите?

Все эти голливудские звезды, когда жертвуют миллионы на благотворительность, в массе своей делают это ради улучшенной репутации и легкого пиара в СМИ. Старшеклассники работают в волонтерских организациях ради получения хорошей стипендии в ВУЗе, а студенты делают это ради красивой строчки в резюме, надеясь на расположение будущего работодателя. А кто-то может перевести $50 голодающим в Африке лишь для того, чтобы потом кичиться перед знакомыми своей добродетелью, мол, “посмотрите какой я бескорыстный благодетель”. Казалось бы, он ничего за это не получает, но мы забываем, насколько многие ценят чувство морального превосходства над окружающими. А кого-то грызет совесть за прошлые проступки и, помогая другим, он хочет избавиться от этого мучительного чувства.



Зачастую мы тратим время, энергию и ресурсы ради получения социального капитала. Другими словами, мы производим некое общественное благо с целью извлечения выгоды в дальнейшем. Это работает как страховка — мы помогаем другим  людям и это дает нам некую гарантию на тот случай, если в будущем мы сами окажемся в нужде, то нам тоже помогут. У некоторых получается неплохо эксплуатировать социальный капитал: например, отдавать что-то ненужное, наподобие старой поношенной вещи и взамен выпрашивать что-то реально ценное, вроде рекомендации на новую работу. А если такой “должник” не хочет отдавать свой долг, то всегда можно устроить шейминг, мол, смотрите, какой нехороший человек, который совсем не помнит добра. Поэтому будьте осторожны, когда вам спешат помочь, особенно, в ситуациях когда помощь ничего не стоит или вовсе не нужна. А не выставят ли вам потом за нее счет?

Но мы не одни такие, и альтруизм с эгоистичным подтекстом свойствен всем живым существам. В эволюционной биологии существует такое понятие как родственный отбор. Уильям Гамильтон объяснил альтруистическое поведение у животных наличием родственных связей, другими словами — целесообразно принести в жертву жизнь или возможность размножения только ради родственников с идентичными по происхождению генами. Была выработана даже формула, которая высчитывает, когда альтруизм оправдан, а когда нет. Она довольна проста и объяснить ее можно историей про другого эволюционного биолога — Дж. Б. С. Холдейна. Когда его спросили, бросится ли он в реку, чтобы спасти своего брата, он ответил: «Нет, но я бы пожертвовал своей жизнью ради двух братьев или восьмерых кузенов».



Многие ученые смотрят на поведение людей через призму общих законов биологии, равняя нас с другими животными, хотя некоторые и считают это неэтичным и даже унижающим человеческое достоинство. Первой точки мнения придерживается и американский антрополог Пьер Ван Ден Берге, который считает, что этносы появились благодаря расширению родственной группы у людей. Это объясняет, почему мы более склонны помогать людям нашей национальности, а во время войн, люди жертвуют жизнью ради земляков. Ведь представители одного этноса, как правило, имеют идентичные по происхождению гены, и помогая им, мы увеличиваем шанс передачи этих родственных генов следующему поколению. “Гены альтруизма”  поддерживаются естественным отбором, так как группы, в которых распространено альтруистическое поведение, более устойчивы эволюционно или, говоря простым языком, имеют больше шансов выжить и произвести потомство. То, что мы, люди, называем красивым словом “патриотизм” — это всего лишь наша генетическая расположенность помогать родственным нам людям, которая закреплялась многими поколениями наших предков.

Все мотивы для альтруистических поступков, которые я упомянул выше, будь то желанием заработать социальный кредит, который можно будет потом обменять, или чувство морального превосходства над окружающими, или вложенная нам генетически расположенность помогать близким — имеют чисто эгоистические корни происхождения. Все это подводит нас к вопросу: а существует ли истинный альтруизм, который не связан с животными инстинктами или с холодным человеческим расчетом? Способны ли мы отдавать, просто так, не ожидая ничего, совсем ничего, ни в материальном, ни в эмоциональном плане, взамен? Конечно же, нет. А если ты думаешь иначе — посмотри в зеркало.

<<< Предыдущий Выпуск       Следующий Выпуск >>>

7 месяцев ago

2 комментария

  1. Меня всегда забавляло, как сведение к биологическому объяснению рядом людей принимается, как аргумент, нивелирующий какую-то позицию. Любви нет, это всего лишь биохимия, альтруизма нет, это гены. Мы ходячие мешки мяса, разумеется всё наше содержимое будет объясняться биологически. Этнический альтруизм, кстати, гораздо менее эгоистичен, а если смоделировать человека, который трудится во благо всех людей (или достойнейших, согласно его представлениям), будущих поколений, плоды труда своего он при жизни не увидит, то единственный эгоизм, который здесь можно усмотреть, это эгоизм видовой, то есть человечество заботится само о себе. Но это не очень то вкладывается в наше определение эгоизма, как по букве, так и по духу, вы не считаете?

Добавить комментарий