Древние Греки и Художники

В Средние Века была такая пытка — людей бросали к зловонным свиньям. В XXI придумали кое-что похуже — корпоративы. Как бы Альберту не хотелось туда идти — в этот раз присутствие обязательно, двадцать пять лет компании, как-никак. «Ничего, на пару часов засветишься там и можно будет свалить».

За неделю до торжества на рабочую почту всем приходит письмо о и возможности провести свою/своего “+1”. Но мало кто из этих потенциальных плюсодинов и плюсодинок узнает о данной опции, ведь немногие хотят загонять себя в рамки, приводя свои вторые половинки. Хотя некоторые прилежные семьянины действительно приведут своих половинок. Правда, они уйдут довольно рано и вряд ли застанут самое веселое, не говоря уже об афтерпати.

«Выходи, я внизу» — пришло сообщение от Дениса. Денис, искренне считал Альберта своим другом, но последний относил его в категорию “хорошие знакомые с работы”. Денис, в принципе, был неплохим и бесхитростным парнем, хоть и не самым далеким. Он от души любил веселиться и пить, правда последнее не очень умел, и закономерно, заканчивал любые возлияния в туалете. Если успевал туда добежать, конечно. Именно поэтому Альберт сохранил его в телефоне как Диониса, в честь греческого бога веселья и пьянок. А корпоративы, соответственно, теперь назывались Дионисиями, как древнегреческий праздник в честь одноименного бога.

У корпоративов были те же составляющие, что и у Дионисиев. Все начиналось с фаллического шествия, когда гендиректор входил в зал и давал отмашку на начало возлияний. Затем была сатира — сотрудники делились на группки по интересам и живо перетирали кости своих коллег разогретыми алкоголем языками.  Следующий этап — это ужасные для ушей дифирамбы-караоке. После них следует комедия, когда в меру пьяные люди делали глупые вещи. И закономерно заканчивалось все это трагедией — уже не в меру пьяные люди били посуду и носы друг другу.



Денис явно ждал сегодняшнего праздника с нетерпением. Весь разодетый, он так и сиял в предвкушении ночной движухи.

— Ну что, повеселимся? — спросил он.

— Повеселимся. Но это не точно. — буркнул в ответ Альберт.

— У меня, знаешь ли, большие планы на этот вечер.  — Денис посмотрел на своего коллегу, но тот молчал — Ты же знаешь новенькую девушку — Соню?

— Из соседнего отдела?

За окном автомобиля мелькали огни вечернего города. Чем дальше они отъезжали от центра города, тем скучнее становился пейзаж за окном — офисные здания сменялись жилыми домами спальных районов, в которых жизнь уже засыпала.

— Именно. Средний рост, длинные каштановые волосы, большие карие…

— У вас ничего не выйдет. — перебил его Альберт.

— С чего ты это взял?!

— Как бы тебе сказать помягче — Альберт отвел взгляд на кроны растущих вдоль дороги каштанов — складывается впечатление, что эта девушка может отличить Моне от Мане…

— Отличить кого от кого?

— Ну, или хотя бы знает, кто это такие — Альберт все так же смотрел в сторону, но его рот расплылся в ехидной ухмылке.

Довольно скоро они приехали на окраину, где недавно отстроили бизнес-центр. Пользуясь тем, что район нежилой, его облюбовали залы для торжеств, которые могли создавать здесь сколько угодно шума в ночное время суток. Припарковавшись и выйдя из машины, Альберт посмотрел на Дениса и протянул руку. Денис вздохнул и положил в нее ключи от машины. Этот ритуал проводился перед каждым корпоративом с тех пор, как Денис переборщил с возлияниями на одном из них два года назад и на обратном пути поцеловался со столбом.



Внутри было очень людно, они явно опоздали на фаллическое шествие, так как празднество уже было в самом разгаре и пару сотен людей разбрелись кто куда — часть все еще ели за своими столиками, одни пили у бара, другие уже курили снаружи. Только войдя внутрь, Денис явно почувствовал себя в своей стихии — он ловко взял бокал с шампанским с подноса у мимо проходящего официанта и затерялся в толпе из знакомых.

— Двойной виски со льдом, пожалуйста — Альберт обратился к официанту и боковым зрением заметил приближающуюся к нему компанию.

— Как дела, Альберт? — высокий мужчина хлопнул его по плечу и расхохотался, и таким же смехом залилась и идущая с ним под руку дама с ярко красными волосами.

Это были Майк и Энджелла. Майк работал с Альбертом в одном отделе, но судя по слухам, вскоре его должны были повысить и отправить работать в сиднейский офис компании. Энджелла же работала в соседнем отделе и около месяца назад они начали встречаться, и теперь переживали тот период отношений, когда пара изо всех сил демонстрировала окружающим то, что они теперь вместе. Было невозможно представить их где нибудь, чтобы они не держали другу друга за руки и периодически не поглаживали один другого. Еще с ними пришел Эд, тоже работавший с Майком и Альбертом в одном отделе, но было видно, что он уже наотмечался, поэтому он только приветственно махнул рукой и завалился за барную стойку, подозвав к себе бармена.

— Да, вроде, все отлично — нарочито демонстрирующие парочки всегда раздражали Альберта, поэтому во время разговора он старался смотреть на разноцветные бутылки за барной стойкой — А ваши как, ребята?

— Лучше всех — ответила Энджелла и погладила своего спутника по плечу.

— Ага. Вот сегодня заказали билеты и гостиницу в Париже на выходные — Майк подключился к разговору — Так сказать, отдохнуть вместе перед переездом на новый континент.

— Ох, так выходит, что вы теперь будете разделены двумя океанами? — Альберт знал, что Энджелла остается здесь, но ему было приятно задеть их — Серьезное испытание для чувств, знаете ли.

— Для настоящей любви нет преград — сказала Энджелла, но даже в полумраке зала можно было заметить, как ее лицо искривилось.

Разговор был прерван звуком разбивающегося бокала. Это был Эд, который явно был уже готов.

— Дружище, давай-ка отправим тебя домой — сказал Майк вставая и направляясь к еле держащему голову коллеге, который напоминал младенца, у которого вроде и получилось поднять голову, но он не совсем понимал как и зачем он это сделал.

Майк взял Эда под руку и начал вести его к выходу. Альберт уже представил, как Энджелла вцепиться во вторую руку Майка и они втроем пойдут к выходу словно счастливая шведская семья, но она просто поцеловала его в засос и пошла в сторону уборной. Оставшись один, Альберт вздохнул и отпил из своего бокала, в то время, как из зала для караоке доносились крики, предположительно принадлежащие Денису. Кажется, эти Дионисии для него закончатся на дифирамбах.



— Довольно мерзкое зрелище — послышался приятный женский голос справа — я про всю эту ванильную фигню.

Альберт повернул голову и увидел девушку в зеленом платье и с длинными каштановыми волосами, которую все это время закрывал перебравший Эд. Он узнал в ней ту самую новенькую — Соню, о которой и говорил Денис-Дионис в машине.

— Неужели вы почувствовали мое отвращение аж за три метра? — ответил Альберт, снова отпивая виски.

— Оно было таким сильным, что его можно было почувствовать и за тридцать — Соня рассмеялась и подсела поближе — Я Соня.

— Альберт. Почему ваш бокал пуст, Соня?

— Видно бармен забыл как готовить космополитен и ушел гуглить рецепт.

— Тогда могу предложить вам моего виски — с этими словами Альберт толкнул бокал в сторону Сони — Могу ли я спросить, кто ваш любимый художник?

— Вы всегда спрашиваете этот вопрос, знакомясь с новыми людьми? — Соня взяла бокал и отпила из него — Я люблю импрессионистов. Но больше всех наверное Климта. Или Моне. Еще не решила точно. Зависит от настроения.

— А почему именно импрессионистов? — лицо Альберта расплылось в улыбке.

— Тяжелый вопрос. Наверное, потому что их картины понятны и просты, но полны красок. А сейчас все вокруг нас такое серое, что классно увидеть яркие цвета хоть где-то — с этими словами она снова отпила виски и толкнула бокал обратно в сторону Альберта — а у кто ваш любимый художник?

— А я предпочитаю экспрессионистов — Альберт взял бокал и отпил из него — А любимый наверное Мунк. Или Модильяни. Я тоже еще до конца не определился.

— И почему же именно экспрессионистов?

— Их картины нереалистичны и не имеют точной трактовки. Каждый, кто на них смотрит, видит что-то свое. Зачастую, они заставляют нас заглянуть в самые темные уголки нашей души — Альберт снова отпил из бокала и толкнул его в сторону Сони — А сейчас многие и понятия не имеют, что творится внутри них самих.

В этот момент в зал ворвался заместитель гендиректора в короне и мантии, в одной руке он держал черпак, а в другой — кастрюлю. Он бил черпаком и по кастрюле и истошно вопил “ Конкурсы! Все на конкурсы! Победителю 3 дня отпуска! Конкурсы!”

— А вот сейчас будет всрато, ну очень всрато. Предлагаю свалить отсюда.

— Согласна, выглядит не очень — Соня допила залпом остатки виски — Я не прочь.

Они вышли из зала и пошли в сторону парковки. По пути им встречались такси, периодически подъезжающие к входу в зал и забирающие домой работников компании. Кое-где виднелись бокалы, в основном битые и масса окурков. Они шли в молчании, каждый уставившись в свой телефон. Только дойдя до машины Дениса, Соня прервала молчание.

— И куда поедем?

— К сожалению, все музеи изобразительного искусства уже давно закрыты — Альберт открыл ей дверь и стал ждать, пока она сядет — А ночь музеев была в прошлом месяце. Есть предложения?

Соня села в машину и подняла правую бровь, будто задумалась. Не дожидаясь ответа, Альберт закрыл дверь и сел на место водителя. Он начал искать куда вставить ключи, но вдруг ощутил руку Сони на своей щеке и повернулся. Через миг он уже ощутил ее губы своими губами, а еще через миг ее язык вторгся в его рот.

— У меня дома есть альбом с картинами Климта — сказал Соня как только их губы разъеденились — можем посмотреть вместе.

— Я, кажется, уже знаю, какая картина Климта у тебя самая любимая — ответил Альберт и завел машину.

<<< Сезоны Безразличия

4 месяца ago

1 Comment

Добавить комментарий